О л е к с а
З А Х А Р Ч У К

живопись    •    графика
Logo
Главная
Автор
Галерея
Статьи
Фото
Ссылки
Контакты
Поиск
Video





Забыли пароль?
OS: Linux h
PHP: 5.4.28
MySQL: 5.5.62
Время: 13:16
Кэш: Да
GZIP: Нет
Участников: 3
Новостей: 35
Ссылок: 5
посетителей: 2079239
EnglishRussianUkrainian
Памяти отца Версия для печати Отправить на e-mail
Памяти отца
 
Захарчук Алексей Николаевич
(02.02.1929 – 25.03.2013)
                                                   
Отец ушел из жизни неожиданно, на 85 году жизни. Еще утром он держал в руках кисточку.

Удивительно то, что до последнего дня он обладал огромным интересом ко всем сторонам жизни – смотрел и кино, и футбол, и политические программы, читал газету «Зеркало недели», радовался ребенку и восхищался красотой женщин, а главное, сердцем  переживал за судьбу родной Украины.

{link}
Я не видела больше никого в жизни, кто умел бы так искренне, даже немного по-детски радоваться облаку, подсвеченному лучами заходящего солнца; отражению в луже; костерку из осенних листьев возле подъезда. Раньше такие волнующие моменты он фиксировал в небольших альбомчиках, в последние годы пользовался и фотоаппаратом.

Его видение мира, жизни было остро-проницательным, жадным и окрашенным большой любовью и благодарностью к Бытию как таковому.

Много раз находясь в смертельной опасности, ему удавалось выжить и он принимал жизнь как Дар, хотя и без религиозной подоплеки.

Свое отношение к миру и талант он полностью реализовал в пейзаже.
Очень любил варьировать или даже повторять понравившийся мотив, но никогда его варианты не были одинаковыми. Думаю, это происходило оттого, что его мотивы настолько гармонично выверены по композиции и колориту, что являют собой уже некие метафизические знаки и раз найденный мотив несет некую неисчерпаемость, к которой ему хотелось возвращаться.

Действительно, сюжеты его пейзажей на первый взгляд  предельно просты. Всегда это отталкивание от натуры, которая давала первый импульс, но потом шла глубинная внутренняя работа над созданием пейзажа-картины. Его образная система метафорична, и даже, близка символизму, хотя он всегда называл себя реалистом. Скорее это был метафизический реализм, хотя все определения условны.

Главным был тот философский, энергетический заряд, которым он насыщал свои полотна.

Характерная черта другого массива его работ - щемящее чувство красоты, чувство очень трепетное и вызывающее у нас, зрителей, волнение. То, мимо чего мы все ежедневно проходим, не замечая, он трогательно улавливал и вносил в свои работы, очищая от случайных деталей и придавая всему сущему интонацию неповторимости.

Уже давно избиты все слова, истерты все понятия, профанированы все ценности… Но в отце всегда жила вера в святое Искусство.

Он встал на творческую стезю сразу после страшной войны, после партизанского отряда, поступив в 1945 году в Харьковское художественное училище. В холоде и голоде  он осваивал азы художественного ремесла. Именно погружение в искусство спасло и излечило его от глубоких психологических травм, связанных с потерей всех родных.

Мальчик из сельской местности, он постепенно превратился в по-настоящему культурного и образованного человека, жадно впитывая музейные коллекции, копируя классические произведения, читая книги по искусству и серьезную литературу. При этом живая жизнь улиц, вокзалов, базаров не переставала его волновать и он оставил множество первоклассных быстрых натурных зарисовок.

Что бы хотелось подчеркнуть прежде всего в натуре отца?

Думаю, мощный внутренний стержень, который не дал ему сломаться ни в годы войны, ни позже, когда он не изменил Творчеству в угоду заработкам и советской  конъюнктуре.

А еще трепетное отношение к Жизни, к земле, к нашей маленькой планете, которую он очень любил и искренне не понимал устремления людей в космос, в чем расходился с внуком.

Для каждого настоящего художника истинным судией является он сам. Отец был к себе всегда строг, взыскателен, в молодости и в среднем возрасте неоднократно делал костры из неудовлетворявших его картин.

Утешительным считаю  то, что в последние годы при всей требовательности к себе, он был удовлетворен теми картинами, пастелями, рисунками, которые остались. Он полностью реализовал свой дар и осознавал это.

Думаю, это давало ему силы бороться с болезнями и продолжать творить до последнего дня.

Особой темой в его творчестве была тема Дороги. Много картин ей посвящены. Часто отец  рассуждал на тему Пути.

Так вот его Путь в искусстве был хотя и тернистым, но честным, правдивым, цельным, и в итоге – Красивым.

Он сказал свое неповторимое слово в искусстве пейзажа, он завещал нам через свои полотна любить и ценить Жизнь, несмотря ни на что и вопреки всем трагедиям и давлению обстоятельств.

В этом он был искренним, что я считаю особо ценным в нашем мире сплошных  подделок и  симулякров.

Его всегда смешило, когда о ком-то на вернисажах говорили – гениальный, выдающийся… Он говорил, – быть талантливым художником и реализовать свой талант, – это очень много. И произведение  талантливого художника может висеть на стене рядом с гением – например, Рембрандтом, оно выдержит такое соседство.
Так вот я думаю, лучшие рисунки отца могли бы висеть рядом с Рембрандтом, а пейзажи – рядом с Левитаном.

После ухода отца в Вечность, многие художники мне сказали, что в пространстве их жизней и вообще, в Пространстве, осталась зияющая пустота, которая не скоро затянется. Так бывает, когда уходит, человек, несущий в себе целую Эпоху, обладающий харизмой, по-настоящему творческий и добрый по  натуре.

Теперь его душа говорит с нами через его произведения.

Юлия Захарчук, искусствовед

Информация и картины на сайте отца
www.zakharchuk.net
 
След. >

На приміському вокзалі.1956,37х28

Проверка тиц